?

Log in

No account? Create an account
Postertracks Below are the 10 most recent journal entries recorded in the "poster_62" journal:

[<< Previous 10 entries]

February 1st, 2010
06:38 pm

[Link]

вот такой вот Аксель!

Guns N' Roses show a massive rock 'n' roll spectacle - Winnipeg Free Press

Posted using ShareThis

(Leave a comment)

January 23rd, 2010
12:37 pm

[Link]

Леха Никонов
Ш
 
Ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш, — вдыхает в себя Леха и откидывается на стуле, — ш-ш-ш-ы-ы… ух, шы-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-шы-ы-ы-х-х-р-хы… Кашляет. Аккуратно слюной смачивает край недобитой папиросы. Опять кашляет.
 
— Слушай, мы уже полчаса не можем уйти из-за этой пятки, — хрипит сквозь спазмы непрекращающегося кашля, — какая-то она долгая.
Сбивает пепел. Смотрит на облезлый лак на своих ногтях. Пьет сок и теребит дырку на джинсах.
— Вчера был бешеный день. Чуть не сорвал концерт — никак из аэропорта не мог доехать. Как вы живете в этой своей Москве?
— Так и живем, — отвечаю.
— Это же тихий ужас, я три часа не мог до клуба на такси добраться!
Слюнявит палец, но не доносит его до папиросы. Внимательно смотрит на свою слюну.
— Срань какая, блин! Уже второй день не слюна, а пена изо рта валится. Говорил мне доктор, нельзя тебе летать на самолетах…
 
Вчера Леха Никонов вернулся из Германии, где читал свои стихи в каком-то гамбургском клубе, чтобы отыграть со своей группой Последние Танки в Париже (П.Т.В.П.) концерт в московской «Точке». Завтра он почти на два месяца улетает в Гоа.
 
Пора отдохнуть. А то как каторжный семь лет хреначу. Вот, даже джинсы порвал! Как-то неправильно упал на колени, и - раз, дырка на новых, а главное, единственных штанах. Так и буду в Гоа ходить. Здрасьте, товарищи индусы, здрасьте товарищи торчки, вот я, с дыркой! Хорошо хоть не на жопе.
— Там тепло.
— Там может и тепло, но тут еще день по вашей Москве ходить, и назад тоже не летом вернусь, — сомневается Леха. — Может зашить?
 фото Лена Авдеева/Photorama

 

Read more...Collapse )

 



Current Music: ПТВП
Tags: ,

(2 comments | Leave a comment)

January 17th, 2010
04:18 am

[Link]

Кормак Маккарти избегает названий и точных координат. Герои книги, отец и сын, идут по выжженной и разграбленной земле, у которой нет названия. А если еще и остались старые указатели, то это уже не имеет никакого значения. Старый мир закончился, новый еще не начинался и, возможно, и не начнется. Но читатель, загипнотизированный резкими перепадами от общих описаний, до тщательного перечисления деталей, от которых зависит жизнь путников, инстинктивно пытается выяснить – где пролегает путь главных героев. Возможно для многих основным толчком для этого является вечная наша попытка примерять чужие одежки, оценивать себя в предлагаемой ситуации. Ну в самом деле, попробуйте представить себя, не евшего хотя пару дней, зимой, в плохеньких одежках, в горах? В конкретном месте. Тогда и смысл старых мерзлых яблок, найденных возле полуразрушенного сарая явится несколько иным.

Уэсли Морган, доктор философских наук, преподаватель Теннессийского Университета, в статье «Путь и истоки The Road» провел уникальное исследование. Оказывается, аналитический ум и должные познания родной географии превращают виртуальное пространство во вполне конкретные места. Маккарти специально разбрасывает намеки и шифры, по которым пытливый человек может понять, где в это момент главные герои катят свою тележку из супермаркета, к которой прикреплено автомобильное зеркало заднего вида, что бы всегда можно было увидеть происходящее за спиной. Или в каком водопаде они моют свои истощенные тела. Под каким мостом разжигают костер.

Впрочем, разобраться где начинается, и где заканчивается страшное путешествие Морган все же не может. Но уже на стр. 12 он обращает внимание на описание алюминиевых домиков.
"A raw hill country. Aluminum houses".
Целое кладбище таких домиков, использовавшихся для передвижных строительных работ до сих пор можно обнаружить неподалеку от Мидлсборо, штат Кентукки, если прогуляться по старой Уайлдернесс Роуд и Дикси Хайвей (US-25E). Это немного севернее Камберлендского ущелья. И это уже настоящий ориентир.

"Just beyond the high gap in the mountains they stood and looked out over the great gulf to the south where the country as far as they could see was burned away, the blackened shapes of rock standing out of the shoals of ash and billows of ash rising up and blowing downcountry through the waste. The track of the dull sun moving unseen beyond the murk" (The Road, стр. 12).

Именно US-25E до постройки тоннеля в 1996 году была единственной возможностью преодолеть Камберлендское ущелье. И похоже путники стоят возле этого ущелья, рассматривая мертвую землю на юге, куда и лежит их путь. На южной стороне ущелья старая дорога приведет любого путешественника к городку Хэрроугейт, округ Клейборн, штат Теннесси. Дальше, повернув на запад по TN-63 отец и сын наверняка проходят останки городков Артур, Спидвел, Финкасл, Джексборо, Кэривилл и оказываются рядом с Лэйк Сити. Этот город до 1936 года назывался Кэул Крик, но после возведения дамбы и образования большого искусственного озера название было изменено. Как раз эту дамбу Норриса, названную в честь сенатора Джорджа Норриса, и видят перед собой герои книги.

"At the crest of the hill was a curve and a pullout in the road. An old trail that led off through the woods. They walked out and sat on a bench and looked out over the valley where the land rolled away into the gritty fog. A lake down there. Cold and gray and heavy in the scavenged bowl of the countryside.
What is that, Papa?
It's a dam" (The Road, стр. 16-17).

Но странники не пересекают дамбу, а движутся по US-441 к Ноксвилю (штат Теннесси) — городу, где прошло детство и отрочество самого Кормака Маккарти.

"They crossed the high concrete bridge over the river. A dock below. ...Tall stacks downriver dim in the soot" (The Road, p. 21).

Этот высокий бетонный мост — Хэнли Стрит Бридж, по которому сам Кормак не одну милю протопал туда и обратно. Его обязательно нужно было преодолеть, что бы попасть в школу, в церковь, а потом уже и в университет. И в этом месте книга приобретает неожиданный личный характер. Для Кормака эти двое не просто вымышленные персонажи для апокалиптической страшилки. Все гораздо глубже, ведь, в конечном счете, отец ведет сына в дом, в котором он вырос. В котором вырос сам Маккарти. Что он там пытается найти? Что в таком путешествии пытается найти сам писатель? И не его ли это сын (Джон Френсис Маккарти — которому на момент выхода книги было восемь лет) идет рядом?

«What is this place, Papa?
It's the house where I grew up» (The Road, p. 21).

Дальше их путь на юг по все той же US-441, через Севирвилль и Пиджин Фордж к горному хребту Грейт Смоки Маунтинс. Минуя Гетлинбург дорога серпантином поднимается вверх к горному перевалу Ньюфаунд Гэп — границе между штатами Теннесcи и Северная Каролина. Во времена Гражданской войны единственным перевалом считался Индиен Гэп (высота 1607 метров), но в 1872 году Арнольд Гайот произвел замеры, и выяснилось, что существует более короткий и удобный путь, получивший соответствующее название «вновь открытый» (высота 1539 метров).

Преодолев перевал, отец и сын по US-64 проходят Чероки, Франклин и идут по направлению к Хайлендс, маленькому городку в Северной Каролине. Вряд ли извечный аттракцион для туристов — Сухие водопады (под ними можно проходить, оставаясь совершенно сухим) реки Куллосейджа радуют их глаз. Для путников это место, где можно помыться, пусть и в экстремально холодной воде.

«Doesn't the river go south?
No it doesn't» (The Road, p. 36).

Действительно, Куллосейджа впадает в Малую Теннесси, дальше — Теннесси, Огайо, Миссиссиппи — а это не в ту сторону, куда нужно путникам.

На этом месте Уэсли Морган теряет точный путь отца и сына. Возможно они идут южнее Педлтона (Южная Каролина) миль на сорок. Отец пытается найти на карте городок, название которого он обнаружил в телефонном справочнике на заброшенной заправке. Но населенного пункта с таким названием там нет. Возможно, речь идет о Эллентоне или Данбартоне, существование которых официальными властями в 50-е годы было приостановлено, жители были выселены (примерно 6 тысяч человек), а земли (около 300 квадратных миль) переданы под строительство знаменитого завода по производству материалов для ядерных реакторов. Комплекс, решением правительства был построен на берегу реки Саванна (Savannah River Project), в двадцати пяти милях от города Огаста (штат Джорджия).

"He found a phone directory in a filling station and he wrote the name of the town on their map with a pencil. They sat on the curb in front of the building and ate crackers and looked for the town but they couldn't find it. He sorted through the sections and looked again. Finally he showed the boy. They were some fifty miles west of where he'd thought" (The Road, p. 153).

В конце концов, точные ориентиры и вовсе исчезают со страниц книги, но понятно, что странники вдоль реки Саванна добираются до океанского побережья. Только вот ждет ли их избавление от мучений?

(Leave a comment)

04:16 am

[Link]

Long and winding «The Road» Кормака Маккарти.
Есть такое суицидальное удовольствие — пялиться на полки московских книжных магазинов. Корешки свежеиспеченных томиков в ответ светятся телячьей радостью, но веселья от этого не прибавляется. Тянет записаться в армию леммингов, зараженных диареей и устроить совместную карательную экспедицию по этим самым полкам. Но проще завернуть в ближайшую пивную — призывной пункт для рефлексирующих умников. Рекрутские анкеты здесь выдают после третьей порции темного рома, не раньше. По устоявшейся привычке хочется положить на стол, рядом со стаканом только что купленную книгу, провести пальцами по девственной странице и без разбега запрыгнуть внутрь, как в омут. Но вот незадача, с каждым новым походом в книжный магазин сделать это становится все сложнее. Не омут, и не бурная река, а так — мелкая лужа. Ну да, иногда удается отыскать на этих помойках всемирного словоблудия Нормана Мейлера или Тома Вулфа, испоганенных переводом так, что тех, кто не знаком с их настоящими словами, мгновенно тянет блевать — это что еще за говно? Не везет нам убогим, как всегда не везет — в армию отъявленных серунов не записывают, новой русскоязычной литературы — кот нассал в темном подъезде, и адрес не сообщил, переводная — или изначально графоманский трэш, или обгажена людьми, называющих себя переводчиками. Воняет так, что читать становится большой проблемой, запах режет глаза. Литературных редакторов давно расстреляли, как чуждый класс. Корректоры воюют с наглыми детьми, считающими, что двадцать постов в LiveJournal — повод для издания книги.

Тем не менее, слух о таинственной стране Эльдорадо до сих пор актуален. Нас не проведешь — мы знаем, что где-то там, в далеких краях есть настоящее слово, тут все еще недоступное. В эпоху глобального интернета удается даже посмотреть обложки на чужом языке. Их много и им, возможно, откровенно повезло быть непереведенными на русский в наше странное время. Лучше никак, чем плохо. Пусть пока хранятся в тайных ущельях волшебной страны до лучших времен. Придет еще их время.

Среди них живой классик Кормак Маккарти. Автор дюжины гениальных произведений у нас все еще на ролях «кушать подано». На русском языке издано только две его книги. В 2002 году "Иностранка (Б.С.Г.-Пресс)" выпустила перевод его книги All The Pretty Horses ("Кони, кони…" — так его назвали у нас). После выхода фильма "Старикам здесь не место" по его одноименному роману, изданного на родине еще в 2005 году, казалось, ситуация изменится — любят у нас книжки после фильмов издавать. Но не тут-то было. Пришлось ждать почти два года, вполне обоснованно предполагая, что и на это раз старина Маккарти проскачет на черном мустанге мимо наших полок куда-то в сторону Нью-Мексико. Действительно, старикам в наших магазинах, среди молодых и успешных делать нечего. Но вот чудо! Без особой шумихи чья-то невидимая рука на полку с буквой «М» выставила новое поступление — питерское издательство «Азбука-классика» порадовало несомненным шедевром «No Country For Old Men». Идиотская обложка, паразитирующая на кадрах из фильма братьев Коэнов, и старательный, но все же прямолинейно сглаженный перевод. Странно, когда техасские реднеки говорят как выпускники филфака МГУ или питерские интеллигенты во время кухонных разглагольствований. Ну да ладно, спасибо и на этом. Могло быть хуже.

В его последнем романе нет ковбойских одежек и кейсов с миллионами долларов. Нет шерифов, утративших способность чувствовать перемены и инстинктивно готовящихся к встрече с Маммоной. Нет и аутичных призраков-убийц, готовых преследовать жертву всю свою жизнь. Единственная ниточка, связывающая «Стариков» и новый роман «Дорога» — не ниточка, крепкая пуповина — фантасмагорическое превращение зубодробительного триллера в библейскую притчу в самый неожиданный момент.
"Дорога" (The Road) вышла в 2006 году и получила Пулитцеровскую премию. Месяц назад я купил ее за 362 рубля в секции англоязычной литературы в «Доме книги» на Новом Арбате. За две недели прикончил. Меня оттягивали от нее за уши, обещали кастрировать, но я сопротивлялся и угрожал вспомнить, где лежит моя бейсбольная бита, если не дадут прочитать еще пару страниц. Книга страшная. Написанная таким языком, что после прочтения хочется сыпать яд в тарелки с супом всем нашим писателям, а заодно застрелиться из двустволки самому, оставив предсмертную записку "Я считал, что научусь писать". Возможно, «Дорогу» даже переведут, но тоска берет, когда представишь, в чьи лапы она попадет. Возможно, это случится даже в 2009 году, когда выйдет фильм The Road, уже сейчас почти законченный. Главного героя в нем играет Вигго Мортенсен, старика, эпизодического персонажа, но крайне важного для понимания сути послания Кормака Маккарти — Роберт Дюваль. Режиссер Джон Хиллкот, тот самый, который потрясенный ранним произведением Маккарти «Кровавый меридиан» снял не менее впечатляющий фильм The Proposition: грязные мухи на спинах австралийских реднеков, выстрелы в голову, старший брат — бандит и доморощенный философ. Тысяча отравленных ножей в обрюзгшее тело вестерна, актерская игра, которую мы подарили всему миру, даже Австралии, но сами цинично выбросили на помойку. Пропитанный кровью бренных земных ничтожеств меридиан на другой стороне Земли. Сценарий тогда написал Ник Кейв, который вместе с Уорреном Эллисом сочинил и мрачный, на грани душевного срыва саундтрек. Они же написали музыку и для «Дороги».

Непонятно какой год — время потеряло смысл. Земля выжжена под корень и что произошло остается только догадываться. Города разрушены, выжили единицы. По покрытым пеплом и черным снегом дорогам Америки на юг, к морю (только там, как им кажется, они найдут спасение), идут отец с сыном, постоянно попадая в передряги, каким-то чудом выживая, но неизменно оставаясь «хорошими людьми». Много чего им встречается по пути. Разработчик сюжета крутой игрушки с многомиллионным бюджетом умер бы от зависти — тут тебе и каннибалы, и мародеры, и разграбленные супермаркеты, в которых нужно найти хоть что-то, пригодное для жизни, и полузатопленный корабль, с хламом, в данной ситуации приобретающим значение вселенских сокровищ. А когда герои книги случайно находят тайник, в котором полки ломятся от банок с консервами и прочих кайфов, то это описано так, что кажется, будто сам не ел несколько лет, и заново открываешь вкус персиков или крепко просоленной ветчины. Еще Даниэль Дэфо в «Робинзоне Крузо» предложил нехитрый, но безотказно работающий прием, при котором начинаешь сопереживать герою, когда он пересчитывает то, что ему удалось спасти из разбитого штормом корабля. Незаметно и сам начинаешь считать, что же там, с чем придется выживать, и невольно примеряешь на себя — мне бы хватило? Как бы сам распорядился такими запасами? Маккарти применяет истертый прием мастерски, в нужный момент, заставляет рассчитывать, как же все это уместить на тележку из супермаркета, с которой путешествуют главные герои по выжженной постапокалиптической пустыне.
Кульминация — кажущийся сначала бессмысленным разговор со случайно встреченным на дороге призраком — находящимся между жизнью и смертью стариком, и от этого разговора дрожь идет по коже, столько всяких смыслов хочется найти. Которых, может быть там и нет, но все же. Маккарти верен себе — и вот грязный старик уже не просто тень утерянного мира, а персонаж из библейского сюжета, за обрывочными фразами которого проступает скрытое послание нам, грешным.
Ближе к концу понимаешь, что читать эти слова, почти без знаков препинания, складывающиеся в точно выверенные предложения, больно. Каждая страница как наждачная бумага, которую нужно проглотить. И ощущаешь, что финал ничего хорошего тебя не готовит, но надеешься. Зря. Маккарти был бы полным ублюдком, если бы подвел все к слащавому хэппи-энду. Все заканчивается так, как положено, тяжело, но без соплей, и все равно почему-то хочется выть.

Кормаку Маккарти уже 75 лет, но какое нам дело до его возраста? Главное, что этот старик оставляет нам на бумаге, и тихо, без пафоса, готов дать пинка целой своре тем, кто по какому-то недоразумению именует себя писателем. Впрочем, какие времена, такие и писатели. Многие и господина Ускова принимают за такового.
Честно говоря, я завидую Маккарти. Нет, ну представьте себе, молодой чувак заключает договор на издание первой книги с серьезным издательством Random, а его литературным редактором становится Элберт Эрскин, проработавший в этой должности много лет с самим Фолкнером. Тут или действительно станешь настоящим писателем, или сбежишь, на вокзал, купишь билет подальше, устроишься в богом забытой глуши ассенизатором, по вечерам будешь выпивать две бутылки водки, что бы, не приведи всевышний вспомнить, кем хватило наглости себя возомнить. Маккарти хватило пороху в заднице продолжить писать и…. уехать. Теперь сложно себе представить современную литературу без «Суттри», «Кровавого меридиана» и «Пограничной трилогии». Периферийный реализм и традиционная мифология сделали из него не местечковую знаменитость (сколько их там, локальных «новых» Фолкнеров?), а вдруг стала идеей национального масштаба. Анти-«американская мечта», доведенная до мистического ужаса перед повседневностью и разрушительными соблазнами. Что бы найти эту самую мечту никуда отправляться уже не нужно — она изнасилована и отвратительно пахнет собственными внутренностями совсем рядом. Что это безжизненное и облепленное мухами болтается на твоем седле? Остается лишь дернуть стаканчик и отправится на рандеву с дьяволом, в поисках конца света.
Всю свою жизнь Маккарти в седле и старается держаться подальше от больших городов с их соблазнами. Это Трумэну Капоте нужно было каждое утро окунать свой зад в кокаиново-алкогольный аквариум ночной жизни Нью-Йорка. Маккарти — отшельник, волк одиночка, как и многие герои его книг. Иногда строил дома, что бы потом опять выйти на свою дорогу. Старое логово — недалеко от Луисвилла, штат Теннесси. Сам шлифовал камни, рубил деревья и обрабатывал их. А камин сделал из кирпичей дома, где провел свое детство Джеймс Эджи — еще один таинственный зверь, журналист и литератор, умерший от алкоголизма в сорок пять лет. Его книг «Давайте похвалим знаменитостей» и «Смерть в семье» у нас тоже на полках магазинов нет. Но это еще ничего не значит, и вообще, совершенно другая история.
Норман Мейлер вспоминал Фолкнера, который во время редких встреч с другими известными персонажами все время молчал и только через три часа мог выдавить из себя: «Мне нечего сказать… Я всего лишь фермер».
Кормак Маккарти давно живет в Санта-Фе, штат Нью-Мексико, избегает журналистов — у него нет времени на праздные разговоры, ему еще кормить пропащие души своих героев, он всего лишь фермер. По своему, особому рецепту. Он еще способен взбодрить. Дай ему, господи, здоровья и сил.
А мне бы сил читать и дальше, не смотря на панические вибрации новых времен, и не гундеть, что хорошей литературы не осталось. Это она для издателей закончилась. Это она в наших журналах испустила дух, не успев научиться ходить. Но мы то знаем кое-что особенное, да?

(2 comments | Leave a comment)

December 27th, 2009
02:02 am

[Link]

Бля, как же жаль чувака!

(Leave a comment)

December 15th, 2009
10:10 pm

[Link]

а тут мне показали меня, верне, каким я был еще летом



и да, уже затрахался повторять, что я давно НЕ главный редактор Биллборда и к тоому, что там происходило последние полтора года никакого отношения не имею
хватит меня спрашивать - что сейчас с журналом, закрылся ли он, кто и почему на обложке и почему не пишут про вашего артиста... эти вопросы к другим людям

(1 comment | Leave a comment)

09:47 pm

[Link]

Вот вышла новая заметка. Начинал как отчет о концерте памяти МС Молодого, а закончилось все чем-то неуправляемым и, похоже, живущим своей жизнью.
www.rap.ru/ru/reading/id-31664

(Leave a comment)

November 10th, 2009
12:28 am

[Link]

Википедия жжот!

Русскоязычная Википедия жжот
согласно ей, сегодня, 9 ноября 2009 года умер Лигалайз
о чем мне сам Лига и сообщил в аське, несколько удивившись такому факту в своей биографии
а вообще за такие шутки нужно кастрировать
дважды

ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B8%D0%B3%D0%B0%D0%BB%D0%B0%D0%B9%D0%B7

(Leave a comment)

October 26th, 2009
06:58 pm

[Link]


а вот замечательная группа из Минска The Toobes
настоящее открытие года, что бы там не говорили о Padla Bear Outfit и прочих

мне по секрету нашептали, что их треки так понравились Трики, что он сам вызвался спродюсировать их альбом для британского рынка и этим сейчас занимается, а сами парни выступят в ближайшие дни на разогреве у Франц Фердинандов в Питере, с чем их и поздравляю

нет, ну это действительно здорово!


(2 comments | Leave a comment)

October 16th, 2009
01:47 pm

[Link]


Ох и дерьмо, этот новый сингл Бритни

о чем и сообщил
blog.muz.ru/index.php

(Leave a comment)

[<< Previous 10 entries]

Powered by LiveJournal.com